+3.49
6 читателей, 36 топиков

Путешествие в страну льдов

В июле этого года журнал RIDE совместно с Дмитрием Гоблином Пучковым прокатился по Финляндии, Швеции, Норвегии, Дании, Фарерским островам и докатился до Исландии. 

В течение поездки было создано 10 «путевых заметок» в виде коротких видеороликов, а итогом экспедиции стал полнометражный фильм, раскрывающий историческую часть. 


 


Читать дальше →

No fuck, no ride

  • написал: ThoR
  • 1065
RIDE еще не существовал даже в задумках, когда будущий директор нашего издательства Юрий Сапожников подарил мне этот замечательный хэнд-мейд!



Весьма прозорливо, надо сказать, подарил...
Вот и в Исландии давеча пригодился!



Жаль только износилась кольчужка совсем, да и слоган поистрепался! 
Закажу-ка я ему, пожалуй, теперь другую надпись: 
Yes fuck, yes RIDE!

Удача викингов

  • написал: ThoR
  • 8096
Говорят, судьба всегда сводит нас с нужными людьми, подкидывает умные книги и подсказывает правильные решения.
Удачливый человек просто умеет это вовремя замечать и пользоваться...
Уже достаточно давно я параллельно «разрабатываю» темы удачливости и лидерства.
В путешествии в Исландию пришло совершенно четкое понимание, что тема-то одна и та же!!!
Не может лидер без удачи вести за собой кого бы то ни было!
Вот что, в изложении Галины Бедненко, думали по этому поводу в древности братья наши викинги:
 
Хорошая жизнь для древних скандинавов это не набор определенных событий или устойчивый успех в социуме, а наличие удачи несмотря на все жизненные перипетии. У каждого рожденного человека — своя «доля» (участь) и жизненная сила. И одни люди обладают большим «везеньем», нежели другие, а бывают и особенно невезучие.
 
Удачливость оказывалась таким же ценным качеством человека, как мудрость: «Ты оказался, как и нужно было ожидать, необыкновенно мудрым и удачливым, потому что ты сразу заподозрил, что дело нечисто, когда увидел множество людей, собранных там», говорилось в «Саге об Эгиле».
 
Таким образом у каждого человека своя судьба и степень удачливости, вдобавок зависящая от конкретного жизненного момента. Такая удача может прибавляться, убавляться и даже исчезать. В «Саге об Эгиле» один из персонажей говорит о конунге Харальде Косматом: «Я думаю, что у Харальда немалый груз счастья, а у нашего конунга нет даже полной горсти его».
 
«Удача» не была неким пассивно получаемым «подарком судьбы». Она нуждалась в том, чтобы человек постоянно подкреплял ее своими поступками. От степени и характера его «везения» зависел исход его поступков. Но обнаруживалась эта удача часто только при предельном напряжении всех моральных и физических сил человека.
 
Удачливость или невезение могли быть «считаны» с человека, так как проявлялись в его поступках, речах и даже физическом облике. Так по внешности Скерпхедина, одного из персонажей «Саги о Ньяле», окружающие узнавали, что он — неудачник. Но и знание о собственной «неудачливости» и даже предчувствие собственной гибели побуждало героев саг с огромной энергией продолжать идти своим курсом, таким образом выполняя «предначертанное», не пытаясь уклониться даже от «неудачной» судьбы.
 
В зависимости от представления об удачливости человека его могли поддерживать, отвергать или враждовать с ним. Так в «Саге о Хёрде и островитянах» говорят: «Думаю, что на этот раз будет правильно пойти тебе навстречу и позволить тебе поступить по-своему, ибо похоже на то, что тебе будет удача». Неизвестно, могли ли принести удачу добрые поступки человека, однако злые поступки точно приносили неудачу. Так каждая из враждующих сторон в этой же саге считала, что удача отворачивается от противоположной стороны «из-за их злых дел». В «Саге о Ньяле» Гуннар говорит Сигмунду: «Неудачливый ты человек, и дурным делам отдаешь себя», что звучит приговором ценности человека в сообществе. А в «Саге о Торстейне Битом» один из героев говорит: «Было бы плохой сделкой обменять удачу на преступление».
 
«Неудачливому» человеку не помогали тогда, когда «удачливому» помогли бы. В «Саге о Ньяле» человек по имени Храпп спасается от вооруженных людей ярла, которые хотят его убить и подбегает к кораблю, собирающемуся выйти в море: «Спасите, добрые люди! Ярл хочет убить меня,» — кричит он. Но ему отвечают: «кажется, что человек ты неудачливый, и лучше не брать тебя».
 
Неудачливого человека замечали сразу. Скарпхедина, героя этой же саги все отмечали как несчастливого, когда он приехал на тинг. И спрашивали, например: «Кто этот человек что зашел пятым, а сам высок ростом, бледен лицом, неудачлив с виду, суров и зловещ?» Или же прямо говорили ему: «Только то, что человек ты, по-видимому, суровый и заносчивый. Но я вижу, что удача скоро изменит тебе, и недолго тебе осталось жить». (Не имеет значения в данном случае, было ли так в действительности, важно что именно такое отношение и поведение запечатлелось в памяти и представлениях народа.)
 
А удачливому человеку везло и в опасных предприятиях: оттуда, откуда никто не выходит живым такой человек появляется не только живой, но и с богатством. Удача была тем главным, что могли желать близкие люди и друзья отправляющемуся в дорогу: «Счастливый вам путь и добрая удача». Наравне с восхвалением профессиональных качеств купца или воина всегда было лестно и похвально услышать об удачливости этого человека. Такой человек приносил удачу и тем, кто сопровождал его или кому он покровительствовал. В период правления «удачливого» конунга в стране родится хороший урожай, в то время как «неудачливый» конунг является источником и виновником недорода и голода.
 
Поединок или схватка между людьми могли восприниматься как сопоставление не только физической силы, ловкости, опыта, но и их «везений». Человек был уверен, что победит в поединке только потому, что его противнику «не суждено большой удачи». В «Саге о Торстейне Битом» говорится: «Я бы охотно прекратил теперь эту игру, потому что боюсь, твоя удача пересилит мою неудачу, а всякий, что бы то ни было, жаден до жизни».
 
Тем более успех в более крупных сражениях зависел от удачи предводителей. В «Эймундовой саге»: «Теперь пошло дело на неудачу, когда наш Конунг ранен!» Это касалось не только отдельных битв, но и продолжительных распрей с взаимными грабежами, разбоями и убийством. В «Саге об Эгиле» мудрый и удачливый провидец Квельдульв предостерегает сына Торольва: «Теперь же ты принял решение, от которого я тебя больше всего предостерегал, — ты стал мериться силами с конунгом Харальдом. Но хотя у тебя и много отваги и уменья, тебе недостает удачи, чтобы ты мог тягаться с конунгом. Это не удалось никому у нас в стране, даже тем, кто раньше сам был могущественным конунгом и имел большое войско».
 

Личная жизнь викингов

Поскольку викинги были настоящими мужчинами, в их жизни кроме покатушек на Ладьях и сражений были, конечно, женщины. 

И вот ВНЕЗАПНО выясняется, что эти брутальные мужчины были неплохими семьянинами и даже порой слушались своих половинок. 

Почти в любом отношении, женщины в обществе викингов имели статус, равный со статусом мужчин. Даже когда хозяин пребывал дома, не в его власти, а во власти жены находились все вопросы, касавшиеся ведения хозяйства, именно она приглядывала за рабами и свободными слугами и служанками, которые помогали ей в каждодневной работе, заключавшейся в том, чтобы прясть, ткать, шить, готовить напитки и еду. 
 Викинги жили большими семейными группами. Дети, отцы и деды жили вместе. Когда старший сын вступал во владение фермой, он одновременно становился главой семьи и ответственным за ее благосостояние. Ему нужно было добывать столько еды, сколько было необходимо семье. Его жене — хозяйке поместья — приходилось внимательно следить за тем, чтобы было запасено вдоволь еды на длительные и темные зимы. Она делала масло и сыр, сушила и коптила мясо и рыбу для дальнейшего хранения и, также, должна была разбираться в травах, чтобы изготовлять лекарства для больных и раненых. Домашний скот был на ответственности хозяйки, и когда ее муж уплывал в набег или торговать, уходил на охоту, — женщина оставалась главной в усадьбе.

Девушку выдавали замуж в возрасте 12-15 лет. В этом возрасте она уже могла заниматься хозяйством в усадьбе. Но, все же, надеялась на помощь старших женщин в семье. Свадьба согласовывалась между семьями и рассматривалась как альянс между двумя семьями с взаимной помощью и защитой. Сама девушка не имела при этом возможность что-либо сказать.



Кстати, существовало у викингов и такое понятие, как развод.

После замужества женщина не полностью становилась частью семьи мужа. Она оставалась частью своей собственной семьи, и, если ее муж плохо обращался с ней или детьми, если отец семейства был слишком ленивым для того, чтобы кормить семью или если он чем-то обидел семью жены, — то следовал развод. Для этого женщине необходимо было пригласить несколько «понятых» и в их присутствии сначала подойти к главному входу и от него к кровати семейной пары и провозгласить себя разведенной со своим мужем. 

Правда после смерти ( разумеется, если она настигла воина с оружием в руках)  викинги могли оторваться в Валгалле, где пекрасные девы-воительницы Валькии, согласно легенам, подносят мёд воинам во время пиршеств.  О том, какие услуги оказывают еще Валькирии викингам, история умалчивает :)

 

Бортовой журнал. Несколько прошедших дней. Часть 4

  • написал: ThoR
  • 840
 
Американцы никогда не высаживались на Луну, а марсоход — это компьютерная графика, наложенная на исландские пейзажи! Такая мысль приходит в голову в долине красного цвета, благоухающей запахом сероводорода! Режиссер Ридли Скотт, видимо, разделяя эту точку зрения, потратил 130 млн. долларов на съемки фильма «Прометей» именно в Исландии. На водопаде Дэттифосс, куда мы первым делом и отправились. 
 

Сразу же после выгрузки с парома при взгляде на уходящую в высь извилистую трассу, стало немного сомнительно, что на Кадиллак SRX и Spyder ST будет возможно доехать до всех намеченных точек маршрута. Однако, оба они справились. Пресловутые грунтовые дороги оказались не так уж страшны. Хоть и насыпаны в основном вулканическим шлаком, что превращает езду по ним практически в ледовый дрифт. Правда, слишком глубоко к центру острова забираться не приходилось. Туда исландцы ездят, похоже, на высоченных монстр-карах, которые они делают, такое впечатление, из любого попавшегося под руку джипа.




На севере Исландии всего два режима движения: погоня за солнцем и бегство от дождя. На сто километров пути эти два состояния сменяют друг друга десяток раз. Любому туристу разрешенные 90 км/ч на горных серпантинах покажутся излишними. Пунктирная разметка на дорожном полотне позволяет идти на обгон в самых неожиданных местах. Исландцы вообще любят погонять, рекорд преодоления 380 километров от Рейкьявика до второго по величине города Аккурейри — всего четыре часа. Серийные малолитражки ездят, похоже, только в столице. И по трассе №1. Семьдесят процентов из них белого цвета, и в большинстве случаев их не спеша пилотируют то ли китайцы, то ли японцы. Короче, любят наши азиатские братья исландскую экзотику. Крутых дорогих тачек единицы, в основном — джипы. А самый дорогой представительский автомобиль (среди официальных лиц Рейкьявика) конечно же у русского посла! Говорят, у местной элиты много личных самолетов, но она их прячет на хуторах и виллах. Понты нынче здесь не в почете! Кризис, понимаешь!


 
Посетили Скагафьорд, где мы с Гоблином осуществили водные процедуры в открытом горячем источнике. Который, естественно, связан с очередной сагой об очередном маньяке-убийце (то есть викинге). Дескать, проплыл некий Греттир семь км в ледяной воде от острова, где прятался от справедливого возмездия сограждан. А на берегу его купальня, как нельзя кстати поджидала. А с ней и чудесным образом пробегавшая мимо служанка, которой он тут же охально воспользовался.



Вобщем, врут сказки, как обычно. Девки здесь бегают быстро, особенно в Рейкьявике, особенно вечером субботы. От кабака к кабаку. Пьяные в хлам, босиком вне зависимости от времени года. При этом еще умудряются пытаться накинуться с кулаками на мужиков, если те отваживаются к ним подкатить.
Расцвет, мать его, феминизма. Принято теперь в Исландии, чтобы барышня сама к мужику подходила с сексуальными намерениями. И никак иначе! Само по себе не плохо, вроде! Но я бы понял, если б они тут раскрасавицы все писаные были. Ан нет, все наоборот! Из десяти дам, встретившихся мне воскресной ночью на центровой разгульной улице, только полторы можно было бы с натяжкой назвать пригодными к употреблению. Остальные — реально страшные! Тем не менее, я провел все-таки эксперимент по блиц-пикапу, но потерпел полное фиаско! Они избегают визуального контакта! А хватать даму за задницу, не изучив ее глубокий внутренний мир посредством глаз, я, как питерский интеллигент, не смог себе позволить…Как потом объяснили местные русскоговорящие, надо было тупо зайти в любой бар и томно похлебывать что-нибудь горячительное. Это и есть сигнал для рейкъявикских барышень о готовности к соитию! Век живи, век учись, как говорится!



В Рейкьявике (точнее в 40-ка км от него) посетили еще один геотермальный бассейн, в который везут всех прилетевших в международный аэропорт туристов. Намоленное место, короче. Потому и дерут три шкуры с иностранцев. Посмотреть — 30 евро, побултыхаться и намазать морду чем-то вроде силикона — 65 евро, намазать и побултыхаться в ВИП-зоне с напитками и жрачкой — 345 евро на двоих. Вода вкупе с силиконом действительно имеет некий эффект: синяки с мешками из-под глаз исчезают, сон улучшается, либидо повышается и даже носки воняют в два раза меньше.




Еще в сорока километрах дальше заехали в рекомендованный местными ресторан. В маленькой деревушке на берегу Атлантики. Ели лобстеров. Весьма-весьма вкусно! Вообще в Исландии очень хорошо готовят, особенно баранину. Которая разительно отличается от всего того, что приходилось пробовать на территориии бывшего Союза. Видимо, причиной тому особая исландская трава, взрощенная на вулканических удобрениях. Разрозненные группы овец гуляют вдоль всех местных дорог (а часто и прямо по ним). Низкорослые лошадки пасутся чуть подальше. Они тоже входят ежедневный рацион исландцев. Умеют здесь приготовить и мясо кита. Испробовал! Да простят меня представители «зеленых»! Что бы мы не ели, обед обходился тыщи в полторы в пересчете на наши родные дензнаки. Чуть дешевле, чем в Норвегии.



В отличие от Норвегии, где навигатор Кадиллака всегда исправно приводил к заданной точке, Исландию он видеть не захотел. Показывал только очертания острова. Взятый на всякий случай «гармин» постоянно терял связь со спутниками. Вкупе с инопланетными пейзажами за окном это обстоятельство лишь укрепляло подозрение, что находишься где-то далеко от планеты Земля. Тем более, что по дороге не встретилось ни единого автомобиля с русскими номерами. Соотечественников видели только дважды. Группу туристов, взявших в аренду автомобиль, что весьма популярно в этих широтах. И мотоциклиста на тяжелом байке класса эндуро. Множество иностранных байкеров предпочитают именно такую технику для покорения исландских просторов. Местные же передвигаются, в основном, на чопперах, из которых многие — Харлеи, и спортбайках.

Исландию обязательно нужно объехать вокруг, благо той недели, в течении которой приходится ждать следующего парома вполне достаточно. На севере встретятся долины, источающие сероводорд и масса водопадов. На западе и востоке — скалы, вырастающие из воды фьордов. На юге — черный вулканический песок Атлантического побережья. И соскальзывающие в океан по руслам бурлящих рек голубоватые осколки ледников.



 
Когда-нибудь я вернусь сюда зимой и, взявши напрокат большущий монстр-кар, скатаюсь вглубь острова! А пока впереди Дания с древней столицей викингов Роскильде! 

Берсерки - спецназ Викингов.

У викингов, как у любых воинов имелась своя элита, связываться с которой было крайне опасно для жизни. К такими «спецвойскам» относилисьь берсерки.

Берсерки – герои скандинавских саг и эпосов, само имя которых стало нарицательным. И вот ведь какая интересная штука легенды. Порой правда и вымысел в них так переплетаются, что отделить одно от другого едва ли возможно. 
      Впервые берсерки упоминаются в драпе (длинном стихотворении) скальда Торбьёрна Хорнклови – древнескандинавском литературном памятнике. Речь там идет о победе короля Харальда Прекрасноволосого, основателя Королевства Норвегия, в сражении при Хаврсфьорде, произошедшем предположительно в 872 г. «Берсерки, облаченные в медвежьи шкуры, рычали, потрясали мечами, кусали в ярости край своего щита и бросались на своих врагов. Они были одержимы и не чувствовали боли, даже если их поражало копьё. Когда битва была выиграна, воины падали без сил и погружались в глубокий сон» – так очевидец и участник тех событий описывал вступление в бой легендарных воинов. 
Кто же были эти бойцы? Берсерками или берсеркерами называли викингов, с ранних лет посвятивших себя служению Одину – верховному скандинавскому божеству, владыке чудесного чертога Вальхаллы, куда после смерти на вечное пиршество якобы отправлялись души воинов, героически павших на поле брани и заслуживших благоволение небес. Перед битвой берсерки вводили себя в особого рода боевой транс, благодаря чему отличались огромной силой, выносливостью, быстрой реакцией, нечувствительностью к боли и повышенной агрессивностью. Кстати, этимология слова «берсерк» до сих пор вызывает в научных кругах споры. Скорее всего, оно образовано от старонорвежского «berserkr», что переводится либо как «медвежья шкура», либо «без рубашки» (корень ber может означать как «медведь», так и «голый», а serkr – «шкура», «рубашка»). Сторонники первого толкования указывают на прямую связь берсерков, носивших одежду из медвежьих шкур, с культом этого тотемного животного. «Голорубашечники» же делают акцент на том факте, что в бой берсерки ходили без кольчуг, обнаженными по пояс. 
     В одной из глав «Германии» древнеримский писатель Тацит писал про берсерков: «Как только они достигали зрелого возраста, им позволялось отращивать волосы и бороду, и только после убийства первого врага они могли их укладывать… Трусы и прочие ходили с распущенными волосами. Кроме того, самые смелые носили железное кольцо, и лишь смерть врага освобождала их от его ношения. Их задачей было предварять каждую битву; они всегда образовывали переднюю линию». Отряд берсерков одним своим видом заставлял врагов трепетать. Штурмуя города в качестве боевого авангарда, они оставляли за собой лишь горы трупов поверженных врагов. А следом за берсерками наступала хорошо вооружённая, защищённая доспехами пехота, довершавшая разгром. Если верить литературным памятникам, то древнескандинавские конунги часто использовали берсерков в качестве личной охраны, что лишний раз подтверждает их воинскую элитарность. 


 

Рейкьявик

Откуда вообще взялся самобытный город, по которому в данный момент передвигаются наши герои? Ну, опять  же, без викингов тут не обошлось.
Легенды древних Исландских Саг гласят, что первый поселенец этой страны — норвежский викинг ( по другой версии фермер, но мы уже выяснили, что одно другому не мешает)  Ингольфур Арнарсон услышал волю богов, и выбрал для своего жилища залив, где перед его взором от ледяной земли в небо поднимались столбы дыма. Это поразило сурового мореплавателя, и он назвал это место — Рейкьявик — дымный залив.



 Постепенно на остров стали прибывать другие поселенцы изИрландии, Швеции и Северной Шотландии. Он везли с собой домашнюю утварь, скот, мебель, посуду. Именно эти смельчаки заселили остров и образовали поселок.
 В конце 13 века на острове появились норвежцы. Рейкьявик превратился в центр, куда со всех сторон свозились подати и налоги. Рейкьявик становится деловым центром. В него для осуществления различных сделок съезжались деловые представители с Англии, Норвегии, а затем и со всей Европы. Владельцем Исландии стала Дания. Рейкьявик был уже мощным экономическим и торговым конгломератом. В 17 веке на Рейкьявик начались разбойные нападения пиратов. Город был серьезно разорен.
 С 18 века в городе «отцом Рейкьявика» казначеем Магнуссоном было организовано шерстяное производство. Были основаны несколько шерстяных мастерских, которые постепенно выросли в фабрики по обработке и изготовлению изделий из шерсти. До сих пор исландские изделия считаются одними из лучших в мире. На них всегда есть спрос.
 В 1845 году был возрожден парламент «Альтинг». На здании размещены барельефы духов и покровителей страны. Это – орел, дракон, держащий дубинку и бык. Два этажа занимают залы, где заседают палаты. Стены в здании украшают картины мастеров искусств. На холме возле здания стоит памятник Ингольфуру – основателю Рейкьявика.

Бортовой журнал, какая часть и не припомню

Бортовой журнал, какая часть уже не помню.
 
И так Рейкьявик. Пара дней тут — отдых в чистом виде. Городок этот резко отличается от остальной Исландии, с ее марсианскими пейзажами и ветрами.




Крайне симпатичный городок. Бесконечная череда ресторанов, ресторанищ, ресторанчиков и рестораций. Отъедались за весь маршрут. Конина сменяла баранину, не принужденно соседствовала с китятиной и прикрывалась по флангам лобстерами. Гнилую акулу и тухлого ската- их национальные блюда пробовать не стали.
За то посетили их знаменитую, не побоюсь этого слова «Голубую лагуну»



м- да… впечатления странные. За 65 евро, ты получаешь халат, полотенце, и пройдя через раздевалку и душ, снова попадаешь на улицу, где бултыхаешься в пованивающей сероводородом горячей луже. В праздничный набор входит еще какое- то чудо-снадобье, которое требуется размазать по физиономии, и затаиться на 15 минут. Намазались, выждали, смыли… На всякий случай, признали, что эффект несомненно есть! 




Живем мы в апартаментах на местном аналоге Невского проспекта. В выходные тут натуральный пьяный марш. Бухают все! Саныч  в ночь на воскресенье подкрутил усы, наодеколонился, как вахмистр перед еблей, и умчался на охоту. Вернулся без добычи. Посетовал:  «бабы в глаза не смотрят, как контакт налаживать не понятно, и ваще почти все страшные» 
И он реально прав. Средне статистическая исландка- это корма, как у коня- тяжеловоза. И вообще по моему скромному мнению — НИКОГО нет в мире краше, чем простые девки наши!
 
Вот как- то так, если коротко. Подробности в фильме. 
 
Ваш Я

Бортовой журнал. Несколько прошедших дней. Часть 3.

  • написал: ThoR
  • 569
Продолжение. Погрузка на паромы. До Исландии еще 2-е суток.
 
Сноровисто расправившись с багажником, выбрали самого компактного и, сложив вчетверо, запихнули на переднее сиденье. Им оказался, естественно, Гоблин. Его-то «с помощью кувалды и какой-то там матери» устроили в позе чувака из «Особенностей национальной рыбалки», прижатого надувной лодкой со стаканом в руке. Только в нашем случае это был багажник Тулле.
Заехали на паром, как водится последними, и, хранимые Одином, через 2,5 часа прибыли в Данию. Где, протусив в порту еще пару часов, по хитрому встроились в середину очереди на исландский паром.
Подозрение, что логистами на лето туда ссылают всех местных студентов-второгодников, закралось в меня еще у будки, в которой проверяют места, согласно купленных билетов. Взамен которых выдают бумажные перфокарты доступа в каюты. Почему-то всем, кроме Гоблина, выдали по 2 штуки. Вопрос, зачем всем по два, когда у Юрича один, поверг юного бойскаута в благоговейную оторопь. И ничего, кроме как «не парьтесь», он из себя не смог выдавить.



Легким взмахом руки другой деятель послал Бороду на 22-ую въездную полосу, всех остальных на Кадиллаке на 7-ю. На тревожный вопрос Антона: где же мы там встретимся, датский двоечник ответил по-английски «как где? На пароме!»


 
Через минуту третий отпрыск датского короля, видимо хлебнувший дедушкиных капель, попросил Гоблина и Кравеца выйти из машины и налегке пробежаться до терминала пешком. Необходимость этого, даже я, повидавший всяких паромов, уяснить так и не смог. Вышли, молча пошли. Типа, мы законопослушные граждане великой державы и ваши уродские правила тоже будем соблюдать.
В чреве, поглощающем одну машину в минуту, совершенно случайно встретился Борода. И даже удалось запарковаться недалеко друг от друга.
Следующим «позитивным» сюрпризом, стало понимание, что все присутствующие с какой-то олимпийской скоростью вытаскивают монатки из своих авто. Доступа на автопалубу во время плавания не будет! 15-ть минут до отхода. О наших пешеходах ни слуху, ни духу. Телефон Гоблина вне зоны, Кравеца тоже. Какие из их многочисленных сумок тащить в каюту, а которые оставить в машине до конца плавания совершенно не понятно. Ждем-с...


 
За десять минут до отхода, по одному Тору известному азимуту они вышли прямо на нас. 
Оказалось, что датские пэтэушники все-таки накосорезили. Чем, чуть было, не устроили Гоблину инфаркт пополам с затратами на быстрый перелет в Рейкьявик. Оказалось, что без той самой второй бумажки на паром пройти нельзя категорически нельзя.
Исключительно огромная удача, которая, как известно викингам, всегда сопровождает храбрых помогла нам услышать гудок парома. Который известил всех о начале пути в Исландию.